Калининград советский славился рыбой, пивом и колбасой

irina 21.07.2021 15:26
Калининград советский славился рыбой, пивом и колбасойБывший медицинский работник Надежда Долматович рассказывает о том, как жилось в Калининграде в советские времена и в перестроечное время.

ДЕТСТВО

«Я родилась в 1957 году в пос.Домново Правдинского района. Мой папа, Владимир Иванович Оперук, приехал в Калининград из Одесской области, работал инженером в «СевЗапЭлектромонтаже», была такая организация, которая занималась электрификацией всего города. Начинал прорабом, затем мастером, а потом уже инженером. Его знали многие в городе.
Мама Татьяна Ивановна с родителями приехала из Красноярского края, она работала швеей на трикотажной фабрике на ул. Фрунзе в Калининграде. Это известная фабрика, изделия которой славились по всему СССР».

«Поскольку родители моей мамы остались жить в Домново, мы на воскресенье все время ездили к ним. Субботы были рабочими днями, а в воскресенье рано-рано утром мы всей семьей шли на Южный вокзал на первый автобус. К тому времени уже родились мои сестры-близняшки.
Мы жили на Монетной, это сейчас улица Галковского. Автовокзала как такового не было, его позже построили. Но он располагался там же, где и сейчас. И чтобы попасть туда нужно было перейти два моста через Преголю. Эстакадный мост появился позже, а поначалу через два рукава Преголи были перекинуты еще немецкие разводные мосты с красивыми перилами. Поскольку в то время судоходство было очень оживлённым, на ночь мосты разводили, а, чтобы люди могли попадать с одного берега на другой, клали поверх деревянные паллеты. И вот по этим шатким мосткам мы и переходили. Вначале шел папа с мной на шее, а потом мама с коляской с двойней. Было очень страшно, и я кричала: «Держи меня крепче, паразит, а то уронишь!» Повторяла мамины слова: «Держи ее крепче, паразит, а то уронишь». Я это очень запомнила».

«Я лично присутствовала на сносе Королевского замка. Это было важное событие. Мы тогда жили на улице Фрунзе, я ходила в школу №41. Мы прибежали, там стоял огромный кран с гранитным, нам так казалось, шаром. И вот кран начал размахивать и бить шаром по стенам Королевского замка, но стены были такие прочные, что шар отскакивал от них. Когда стена всё-таки пошатнулась и начала падать, все радовались, потому что для нас это не Королевский замок падал, а рушился фашизм».

«Поначалу мы жили в немецком доме на Монетной, он до сих пор стоит напротив 32-й школы. Два месяца в соседней комнате была немецкая семья, но потом их депортировали. Спустя лет 50 эти немцы, старенькие уже, приезжали сюда, навещали свой дом».

«Горячей воды в доме не было, она появилась, когда начали строить ТЭЦ и хрущёвки. Зато был водопровод и канализация. Отапливали дома печками или котельными, которые стояли в дворах, топили углем».

«Все наши игры проходили на развалках. Когда мы переехали в квартиру на Фрунзе, и я пошла в первый класс, напротив дома общества слепых через дорогу стоял пустырь, разбомбленные дома, поросшие кустами и травой. Там у немцев раньше таксопарк был. В развалках играли в дочки-матери, наблюдали за парами, которые там гуляли. И чего только эти пары не вытворяли в этих развалках!
Потом бежали вниз на Московский проспект. Там тоже все разбомбили, только несколько немецких домиков на улице Ялтинской оставалось. У реки были горы песка. Мы брали картонки и катались с этих песчаных горок прямо в Преголю. Откуда там был песок - не знаю, возможно, завозили для строительства. Песок ссыпался в реку, там было мелко, и мы купались».

«До 5 класса я училась в 41-й школе и, когда мы переехали на ул.Пролетарскую, перешла в 31-ю. Для меня новая школа была тесной. 41-я школа - это немецкое здание: везде арки, классы большие, с огромными окнами, высокими потолками, а какие лестницы широкие! В 31-й школе я задыхалась от тесноты».

«Помню обеды в столовой, вкусные сардельки, пюре, компот, глазированные сырки по 11 копеек. Макароны давали редко, в основном пюре, гречка, рис. Супы мы не любили, а вторые блюда ели с удовольствием. Бесплатно не кормили. Мама нам давала с собой 10 коп. И на эти деньги в буфете я брала пюре, сардельку и компот».

«В школе нас учили буквально всему - делать табуретки, шить, готовить, утюги ремонтировать, потолки белить, стены красить на уроках труда. На военной подготовке санитарному делу. Всему я научилась в школе».


ОТДЫХ

«В пионерском лагере я была со своими сёстрами всего один раз, в лагере имени Тюленина на косе, меня и сестренок отправил папа. Мы были домашними детьми, и нам не понравилось. Нас разделили: меня в один отряд, сестер в другой. Мы так плакали, что нас забрали. Но путёвки в эти лагеря были бесплатные, оплачивало предприятие».

«Лето мы проводили на даче, сейчас это СНТ «Победа». Землю выдавали всем на предприятиях. Раньше там была воинская часть, возле которой озеро, лес. Купались, за грибами ходили. Сейчас здесь все застроили, окружная дорога. Раньше просто дорогу переходили и всё».

«Мы часто ездили отдыхать на море или на заливы, в Балтийск. Для нас были открыты курортные зоны. В какую сторону не поедешь - везде лес, озеро. У моего папы был мотоцикл с коляской, он нас сажал, и мы ехали куда-нибудь».

«Если в Верхнем озере Калининграда люди ещё купались, то Нижнее озеро всегда было заилено. Его регулярно чистили, но туда много сбросов шло с больниц на Клинической. Вода была плохая, рыбы практически не было. Мы там только тритонов ловили. Рыбаки позже появились, после появления очистных».

«Очень ожидаемое событие – парады. Когда маленькие были, ходили с мамой и папой, а потом уже со школой. Полночи готовились к 1 мая, 7 ноября, сами делали веточки яблоневые, цветочки. Мама готовила. После демонстрации накрывали столы и праздновали. Это было сказочно».

«Когда отдыхали в Домново, у бабушки, во время вскопки огородов находили немецкие вещи – сервизы, серебряные кувшины, чего там только не было! Сервизы находили прям чемоданами! Всё это оставляли себе. У бабушки дома до сих пор часть этих вещей осталась. У меня сохранилась вилка немецкая. А еще в земле было очень много специальных подставочек под яйца. Видимо, немцы очень любили есть яйца всмятку».

РАБОТА

«По окончании школы я пошла учиться в медучилище и всю жизнь потом проработала медиком. И в детской больнице на Горького, и в межрайонной поликлинике. Раньше было очень просто попасть к врачу, и руководство было доступнее. Я могла в любое время зайти к главному врачу или к начмеду, посоветоваться, что-то обсудить. Сейчас отношение к младшему персоналу совсем другое у руководства».

«Мы шли на работу, как на праздник. Каждый день радость от встречи с людьми. И врачи в помощи не отказывали, не принято было. Иной раз приду, уставшая, с работы, а мне муж говорит: «Надюш, тебя ждут». А на диване уже кто-нибудь сидит, хочет вопросы решить по здоровью. До сих пор пожилые люди со мной на улице здороваются».

«На предприятиях всегда заботились о своих сотрудниках. Был специальный жилой фонд. Мы жили сначала в однокомнатной квартире на Монетной, после рождения двойни нам выделили двухкомнатную квартиру на Фрунзе. Когда переехала к нам жить бабушка - дали трёхкомнатную квартиру. Когда мы, девочки, подросли, я была в 10-м классе, семья получила четырёхкомнатную квартиру. Разве это плохо? Мы никогда не стояли с протянутой рукой».

МАГАЗИНЫ

«В советское время Калининград славился многими продуктами. У нас было вкуснейшее пиво! До сих пор пожилые мужчины вспоминают это «Жигулевское». Работали два пивзавода, оставшиеся от немцев – на ул. Киевская в Калининграде и в Железнодорожном. На Киевской были пробиты специальные скважины с артезианской водой особой мягкости. Скважины бились по специальной карте подземных вод. Правда, в Железнодорожном ещё вкуснее пиво выпускали».

«Калининград в те времена был крупным рыбопромысловым портом. Был свой флот и очень много дешёвой рыбы в магазинах. И не только в городе, но и по деревням. Заходишь в магазин, а там какой только рыбы нет - нототения, ледяная, сельдь, треска, тунец. Были свои тунцеловные базы. Икра разная. В Белоруссию чемоданами везли рыбу. Садились в поезд и везли. Никаких границ ведь не было. Еще рыбными консервами славился Калининград. Тогда работали крупные заводы, это сейчас всякие ИПэшки и частники, тогда все было государственное».

«На первом этаже дома, который на перекрестке Черняховского и Ленинского проспекта, за углом по Черняховскому был огромный рыбный магазин. В памяти осталось, как мы с мамой зашли покупать рыбу. А там всегда толпилось много народу, потому что центр города. Рыбы, разумеется, было всякой полно. И я помню, стоит продавец, перед ней огромная плита замороженной икры нототении, и она пилит её. Икра белая-белая, икринки крупные, одна к одной! Нам тоже отпилила. Мы пришли домой, разморозили икру, посолили. Очень вкусная, помню, и больше я её нигде не встречала».

«В детстве у меня была анемия, врач советовала давать икру. Мама покупала чёрную икру и заставляла меня есть. То есть это было доступно по цене».

«Через дорогу от нынешнего ТЦ «Европа», в доме на Ленинском проспекте, на первом этаже, располагался шикарный магазин колбас. Это там, где сейчас свадебный салон, а тогда было огромное ателье, весь город там обшивался. Дальше шёл колбасный магазин. Внутрь зайдёшь, все в кафеле, запах умопомрачительный! И колбаса всякая-разная висит рядами. Такая была вкуснятина! Местных производителей.
А за шпикачками и купатами ездили в Литву, у нас они не производились. Ездили на субботу-воскресенье, организации отправляли специальные автобусы с сотрудниками. Просто ехали закупаться на выходные. Границы же не было.
В Литве и Латвии закупали одежду, у них работали хорошие фабрики, одежда продавалась лучше, чем в Калининграде».

«В Польшу мы начали ездить позже. Обычно с Польши всякие разности привозили военные, кто там служил».

«Когда был Советский Союз, вся продукция равно распределялась по стране. Не важно, где рыбу выловили – она была на прилавках везде, централизованные поставки. Была забота о людях. Время от времени появлялись в газетах заметки о том, что, допустим, на две копейки подешевел хлеб. Сейчас таких новостей нет, только все дорожает».

ПЕРЕСТРОЙКА

«Молодёжь жалуется, что им плохо живется, а зря. Я помню, в 80-е годы стало вдруг очень сложно с продуктами. У меня как раз родилась дочка. В магазинах товар выдавали с ограничениями. Например, по десять яиц в одни руки. И вот с утра пораньше наша бабушка занимала очередь, а когда открывали магазин прибегала я с дочкой на руках, и мы покупали 30 яиц. Вот радость-то!».

«В 1986 году у нас родился сын, а в 90-м вообще с продуктами плохо стало. В магазинах ничего не было. Заходишь в зал, а там пустые чисто вымытые алюминиевые прилавки, полки тоже пустые. Нам давали талоны - на мыло, на порошок, на яйца, на мясо, молоко. Ничего толком не продавали и на улицах, не было бабок, нельзя было купить творог, молоко, ничего. Хотя до этого были шикарные колхозные рынки. На Центральный чего только не привозили! Яблоки, картошку насыпали в кузова грузовиков навалом, оттуда и взвешивали покупателям, никаких ящиков не было. Я не знаю, почему так вдруг разом все пропало. Летом было полегче, конечно, своя земля кормила».

«Одежду и обувь покупали любого размера, лишь бы купить. Допустим, у меня 39-й размер обуви, а я покупаю 38-й и разнашиваю, если больше размер - ваты напихаю. Или обменивали товар, он ведь одинаковый был, просто размеры разные.
Обувь «выбрасывали» в «Спутнике», на Калинина, в «Маяке» на рынке и в «Башмачке» на Багратиона. Люди стояли в очередях по 2-3 дня, очередь писали на ладошках, как сейчас в стоматологию».






Просмотров:658

Комментарии