Подростков одевали в военную форму и подсылали покупать алкоголь

irina 11.12.2017 13:09
Подростков одевали в военную форму и подсылали покупать алкогольВести бизнес в России честно сегодня очень непросто. В контролирующих ведомствах продолжает царить принцип: "Если вы не находитесь в тюрьме, то это не ваша заслуга, а наша недоработка". О сложностях, с которыми сталкиваются калининградские предприниматели, - в разговоре с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Калининградской области Георгием Дыхановым.

- Георгий Яковлевич, нередко от людей приходится слышать, что, мол, был свой бизнес, но "не пошло". Что мешает развивать бизнес в нашем регионе?

- Первая причина - неопределенность экономической ситуации. В 90-е и 2000-е годы страна была на стадии роста и любой бизнес был успешным. Даже при ошибках в управлении, экономических просчетах, неправильной оценке рынка. Сейчас, когда в стране стагнация, а у нас в регионе спад, любое неверное движение приводит к банкротству, финансовым проблемам и уходу из бизнеса.
Второй блок - финансовые проблемы. Это высокая фискальная и налоговая нагрузка: пенсионный фонд, соцстрах,"Платон", "Меркурий", контрольно-кассовая техника. Растут акцизы, тарифы. При этом доступность кредитов, на которых развивается промышленность, не растет. Сейчас банки настолько скрупулезно подсчитывают свои риски, что кредит может взять только тот, у кого и так денег полно. Плюс возросли риски со стороны банков - отзыв лицензии, и тогда у бизнеса пропадают деньги. Закрытие счетов под лозунгом борьбы с однодневками, когда у бизнеса закрываются счета, а потом возникают пени, штрафы, потому что они не могли заплатить поставщикам или государству.
Третья группа причин - административные барьеры и контрольно-надзорное бремя, которое продолжает усиливаться. Последние 5 лет количество внеплановых проверок растет.

- Все-таки растет? Президент дал совсем другой посыл для чиновников - снизить количество ненужных проверок.

- Количество плановых проверок снижается, но при этом растет количество внеплановых проверок. Их проводят под другим "флагом". Например, административные рейды, административные расследования. Но, например, Роспотребнадзор, МЧС снижают количество плановых и внеплановых проверок, руководствуясь духом реформ. Но так поступают не все ведомства.
На территории Калининградской области 53 контрольно-надзорных органа, у каждого свой план проверок. Плюс муниципальный и региональный надзор.
Я уж не говорю про необоснованно возбуждаемые уголовные дела. По нашим данным, органы УМВД на втором месте по жалобам, в том числе по нарушениям, связанным с незаконным и необоснованным уголовным преследованием. В результате таких действий со стороны органов власти предприниматель точно теряет бизнес. Никто не хочет иметь дело с компанией, на руководство которой заведено уголовное дело.

- И много таких жалоб было в текущем году?

- В этом году по необоснованно возбуждаемым уголовным делам - 9 обращений. Это только те, которые поступили к нам. А сколько в целом в регионе сложно судить.

- Получается, что заявление правительства области, что бизнес у нас идет на подъем, не соответствует действительности?

- Количество зарегистрированных юридических лиц и ИП в области растет. Но, к сожалению, расти их бизнесу мешают разнонаправленные действия. С одной стороны, мы облегчаем жизнь бизнесу через жесткий контроль плановых проверок, через электронное правительство. С другой стороны, не прекращает расти давление. В итоге, раньше мы прирастали примерно по 2 тысячи ИП и юрлиц в год, сейчас порядка одной тысячи.
2017 год будет очень показательным по демографии бизнеса, сейчас наметился спад.

- Считают ли предприниматели достаточными меры поддержки, которые оказывает правительство области?

- Те льготы, о которых все говорят, распространяются только на крупные и средние предприятия, которые и так выживут. Напоминаю, что средние - это имеющие 2 млрд рублей оборота. Крупных и средних предприятий в Калининградской области чуть больше 140 из 78 тысяч зарегистрированных ИП и юрлиц.
С точки зрения поддержания рынка труда, это, безусловно, правильное решение. Потому что крупные предприятия, это работа для калининградцев, их благосостояние и зарплаты. Но с точки зрения развития экономики - сомнительное решение.

- Почему?

- Для роста предприятия, конкурентоспособности, роста малого бизнеса и среднего класса, которые являются ключевыми в экономике, для поднятия деловой активности это контрпродуктивные меры. Вместо того, чтобы производить добавленную стоимость, увеличивать эффективность, предприниматели обращаются за субсидиями, расширяя штат юристов и бухгалтеров, которые занимаются только документами по оформлению субсидий. На малых предприятиях не могут посадить на эту операцию отдельного человека.

- Как можно исправить эту ситуацию? У вас есть какие-то предложения правительству области?

- Часть предложений, который подавали мы и другие бизнес-сообщества, были правительством услышаны, но не до конца. Например, льготы распределяются только резидентам экономической зоны и только для средних и крупных предприятий. Поэтому мебельщики и другие просто махнули рукой и решили, что лучше будут заниматься бизнесом, чем отчетностью. Так же поступают и многие фермеры. И вся эта поддержка сельскому хозяйству, о которой мы говорим, де-факто достается только крупным предприятиям.
Мы предлагаем снизить налоги для малого и микро-бизнеса, чтобы и малый бизнес получал налоговые льготы. В настоящее время Калининградская область установила налоги для малого бизнеса по максимальной ставке - 15%. 72 региона России снизили ставки по упрощенной системе налогообложения до 5-7%. У нас 6% с оборота - некоторые регионы снизили до 2-3%. Налог на имущество: мы делаем символический налоговый вычет со 300 метров. А в Санкт-Петербурге налоговый вычет составляет с площади помещения 3 тыс. метров.
Губернатор дал поручение разработать проект по снижению налогов лишь в отдельных отраслях - медицинские услуги, янтарная отрасль, IT-технологии. Но дело в том, что в этих отраслях снижение налога не играет большую роль. Для медиков важнее распределение территориальных фондов медицинского страхования, чтобы по полису человек могу получить услугу в любом медицинском учреждении. В янтарной отрасли нет доступа к сырью и налог тут ни при чем. Вот и получается, что на сегодняшний день будут снижены налоги для отраслей, где это не самое главное для развития. Поэтому мы настаиваем, что должно быть снижение налогов для всего бизнеса, и торговли тоже. Если мы начинаем тому давать - тому не давать, то создаем неравные условия для участников рынка.

- Это все ваши предложения?

- Еще есть ряд предложений, упрощающих контрольные процедуры. Например, патенты. Это региональная составляющая. Наши предложения - всем самозанятым сделать патенты по 10 тыс. рублей, без дополнительной отчетности. Сейчас патент стоит 20-120 тыс. рублей, с отчетностью. Если ее не сдал, наступает административная ответственность.
Патент позволит вывести из тени людей, которые сейчас вообще ничего не платят и нигде не учтены. Это десятки тысяч людей в области - няни, репетиторы, сиделки, гаражные ремонтники, домашние парикмахеры. Это не значит, что они не платят налоги. Платят, но коррупционные налоги тем, кто их "крышует". Мы лишаем официальный бюджет части налогов, этот подход недальновиден.
То же самое таможенные вопросы. Они отчасти федеральные, но при наличии региональной политической воли можно облегчить бремя и здесь.

- Кстати, о таможне. С 1 января вступает в силу новый ТС ЕАЭС. Сильно осложнит он жизнь нашим предпринимателям?

- Есть одно конкретное опасение к новому таможенному кодексу - вопрос о транспортных средствах. Вопрос владения, скорее всего, заставит перейти от лизинга к полной покупке транспортных средств. А это значит, что часть перевозчиков вынуждены будут либо сократить свой парк, либо резко вытащить свои оборотные средства на покупку транспорта. По новому кодексу только владелец может иметь льготы на растаможку транспорта и утилизационный сбор. Если лизингодатель находится в другой стране, то ты не владелец и льготы тебе не положены. В итоге вся суть льгот для калининградских предпринимателей исчезает.
Также есть целый ряд вопросов, связанный с контейнерными перевозками. Кодекс РФ считает контейнер транспортным средством, в то время как по Европейскому кодексу контейнер считается тарой.
По целому ряду других отраслей мы увидим ТК на правоприменении. Пока же таможня мало что может разъяснить.

- Какие из ведомств наиболее свирепствуют по отношению к предпринимателям?

- В антирейтинге ТОП-3 первыми остаются органы муниципальной власти. В 2016 году у нас было 32 жалобы на органы муниципальной власти, в этом году -21. Причина уменьшения - выдача разрешений на строительство перешло в ведение областного правительства. Беспредел, когда каждый местный князек пытался выжать свои интересы из выдачи этого разрешения, прекратился.
На втором месте антирейтинга органы МВД, а за третье место между собой "оспаривают" федеральная налоговая служба и другие органы исполнительной власти. Прежде всего это федеральные контрольно-надзорные органы.
Федеральная налоговая служба в этом году вошла в список нарушителей из-за решения перевода пенсионных сборов под администрирование налоговой инспекции. При этом переходе часть информации потерялась и многих предпринимателей заставили заплатить дважды, начислили пени и штрафы. Некоторым даже счета арестовывали, прибегали к исполнительному производству. Хотя предприниматель все вовремя заплатил.

- Георгий Яковлевич, от руководителя той или иной структуры зависят неправомерные действия сотрудников? У нас сменился руководитель МВД. Это что-то изменило?

- Коррупционная активность очень сильно зависит от руководства. По МВД заметно, потому что количество жалоб среди бизнеса по поводу незаконного уголовного преследования снизилось.
Один из известных примеров, когда под видом, что некая компания выпускает контрафактные сигареты, был арестован эшелон с товаром. Потом выяснилось, что нарушений нет, вещественные доказательства вернули, но не хватило двух вагонов. Оборотни в погонах, "потерявшие" вагоны, наказаны. Такое решение я связываю со сменой руководства в органах МВД. Хотелось бы, чтобы руководители и других органов проявляли такую же принципиальность.
Но, например, Россельхознадзор относится к предпринимателям так, будто их у нас нескончаемое множество, считая, что если выполняя государственную функцию, они нанесли ущерб предпринимателю - не страшно. Вместо него появится другой.
Им нужно брать в пример позицию Роспотребнадзора или ГУ МЧС по Калининградской области, которые стараются не нанести ущерб добросовестному предпринимателю. При этом количество отравлений, пожаров или смертей не возросло. Значит, можно ввести рискоориентированный подход при контроле?
Многие предприниматели говорят, что вынуждены чуть ли не отдельный кабинет для проверяющих выделить, потому что их бесчисленное множество.
Конечно, государство должно контролировать, но при этом оно должно быть незатратным регулятором. Последствия проверок вкладываются в цены, мы же платим не только за то, что предприниматель произвел, но и за то, что он потратил - на проверяющих, на штрафы, на взятки и т.д.

- Расскажите один из случаев вашего вмешательства в защиту предпринимателя.

- Из недавних участий регионального омбудсмена в суде - продажа алкоголя несовершеннолетним лицам. Это была целая серия случаев. Некоторые недобросовестные полицейские таким образом пытались оказать на предпринимателя давление, вероятно, в личных целях. Делалось это при помощи провокаций, которые запрещены законом: выглядящий не по годам несовершеннолетний одевался в военную форму, у продавца не возникало сомнений, что покупатель совершеннолетний.

- Почему провокации?

- Покупателей подсылали полицейские, причем контингент набирался из поднадзорных лиц. Тех, кто стоит на учете и не смеет отказать своим "кураторам". Мы выявили целый ряд таких случаев и отстояли права предпринимателей.
Или был случай, когда несовершеннолетний получил от сотрудников полиции бутылку пива и прошел через магазин, имитируя, что он приобрел алкоголь именно в этой точке. Полиция засняла его на выходе из магазина и предъявила, как доказательство. Но при разбирательстве выявились совсем другие факты.

- Нужно быть самоубийцей, чтобы в таких условиях пытаться вести свой бизнес.

- Ну, не все так страшно. Понимаете, как омбудсмен я реагирую на случаи, когда законный бизнес страдает.
Но хочу отметить, что в ряде случаев предприниматели одобрительно высказываются за ужесточение законов. Например, когда усиливается ответственность за преднамеренное банкротство или когда вводится санкции для конечного бенефициара.
В первом случае горе-предприниматель преднамеренно банкротит фирму, таким образом "подставляя" своих поставщиков, подрядчиков, субподрядчиков и т.д. Предприниматели поддерживают ужесточение наказания по этой статье, потому что такое банкротство бьет по ним, особенно в нашем регионе, где у бизнеса и так средства ограничены.
Во втором случае в фирму берется так называемый «номинальный» директор. Ответственность несет он, но с него взять нечего. Конечно, здесь должен отвечать бенефициар схемы, то есть тот, кто ее организовал.
А в целом, тенденции у нас не такие плохие. Условия ведения бизнеса постепенно уточняются. «Серые» неконкурентные схемы уходят в прошлое. Наш бизнес готов работать в самых сложных условиях, лишь бы они были одинаковы для всех. Нельзя не отметить, что отечественный бизнес крепнет, выходит на конкурентоспособный уровень и намечается пока скромная, но все-таки тенденция к росту.

- Спасибо!







Просмотров:945

Комментарии