У некоторых калининградских чиновников нет совести!

irina 11.02.2020 11:27
У некоторых калининградских чиновников нет совести!«Никто не забыт, ничто не забыто», «война не закончена, пока не похоронен последний солдат» — эти фразы хорошо известны с детства.

Однако и спустя 75 лет после победы в Великой Отечественной войне мы точно не знаем количества погибших, число пропавших без вести, непогребенных и забытых защитников Родины.

Поисковые отряды Калининградской области прилагают все усилия, чтобы вернуть из небытия имена павших героев. С какими при этом сталкиваются трудностями – в разговоре корреспондента «Калининград без границ» с председателем Совета регионального отделения Общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите отечества «Поисковое движение России» по Калининградской области Евгением Завертановым.


- Евгений, почему вы решили заняться поисковыми работами?

- По зову сердца. Начал с двухтысячных годов интересоваться местом, где погиб мой дед по линии отца - Михаил Михайлович Завертанов. Он прошел всю войну с 1941 года и погиб в январе-феврале 1945 года - не вышел из окружения в лесу Лангервальд возле нынешнего посёлка Русского Зеленоградского района. 91-я дивизия, в которой воевал дед, первой прорвалась на Земландский полуостров и вышла к Балтийскому морю. Но была в дальнейшем окружена, с боями и с большими потерями выходила из окружения.

- Помимо вашего дедушки еще кто-нибудь из родственников воевал в Великую Отечественную войну?

- Брат деда воевал в Румынии, умер в госпитале от ранения, захоронен в мемориальном комплексе г. Айуд, юго-восточная сторона, местное кладбище, могила № 2.
Мой дядя Михаил Леонтьевич Поляков воевал на Советско-японской войне в Маньчжурии, был офицером. Когда вернулся в свою часть в Благовещенск к нему приехала семья (мама, сестра, брат). Потом семья поехала с братом в Туркмению, оттуда Михаил Леонтьевич уехал в Казахстан где прожил до самой смерти.
Родная тётя Мария с 1943 года была санитаркой. Среди раненых встретила офицера Исаака Матвеевича Ханцензятя, они полюбили друг друга, дошла с ним до Берлина. Ханцензять был политработником и после ранения моей тети Марии лично подписал приказ о награждении ее Орденом Красной Звезды. Потом он отправил её домой в Сибирь, где в 1945 году у них родилась дочка. Но сам Ханцензять пропал. Пришло извещение, что его убили Берлине. И больше ничего.
В 2013 году я нашел Ханцензятя. Оказывается, он не погиб, а после войны вернулся на Украину, там был женат, жена умерла. Он женился второй раз и с последней семьей эмигрировали в Бруклин, США. Когда я вышел на его адрес, ему исполнилось 95 лет. К сожалению, через год он умер. Сестра хотела съездить к отцу в гости, но американские родственники не дали приглашение.
А ещё у моей бабушки брат был призван в 1941 году, Василий Павлович Людов, погиб под Смоленском.

- С какого года существует поисковая организация и сколько человек насчитывает?

- Мы работаем с 2006 года и насчитываем порядка 1000 человек.

- Кто входит в ваш поисковый отряд?

- Восемь поисковых организаций: региональное отделение «Поисковое движение России», молодежный поисковый отряд «Янтарные искры» - созданы в 2014 году, поисковой отряд «Чапаевец» - это представители Чувашии. Также клуб реконструкторов Воскобойникова, патриотическо-туристско-краеведческий клуб «Отечество-39» под руководством Александра Папшева, поисковый отряд «Аванпорт Поиск». Они работают, в основном, в Балтийском районе. Также в наш состав входит молодёжь - «Ассоциация поисковых отрядов "Память"». Из поисковых отрядов - Ассоциация поисковых отрядов имени «ДРГ ДЖЕК». Она создана при участии Союза ветеранов военной разведки и легендарного разведчика, последнего оставшегося в живых из группы «Джек» Геннадия Владимировича Юшкевича. В этом году к нам примкнула некоммерческая поисковая организация «Наследие», они будут заниматься поисками захоронений на месте лагерей военнопленных. Есть также старый поисковый отряд «Балтийская звезда» Дмитрия Филатова.

- Кто спонсирует ваши поиски?

- Спонсоров практически нет. Если даже кто-то согласится помочь, то это копейки. К сожалению, у нас в стране привыкли произносить красивые речи на праздники, а вот реально выделять деньги на поисковые мероприятия не торопятся. Об этом уже говорить надоело.

- С какими проблемами во время экспедиций сталкиваетесь?

- Проблема одна - не хватает средств, специализированного транспорта, чтобы привезти на поисковые мероприятия детей. Молодёжь хочет помогать, участвовать. Но позволить такую «роскошь» мы не всегда можем.
Хочу сразу оговориться, что дети не участвуют в поисках. Если мы находим захоронения, они оказывают помощь по лагерю, в выкладке останков на баннер, очистке медалей или других небольших личных предметов павших воинов. Ребята не работают с лопатами и миноискателями, не дай бог какое-нибудь взрывчатое вещество попадётся!

- Сколько в среднем средств уходит на одну экспедицию?

- По-разному. С привлечением молодёжи расходы увеличиваются: их накормить, обеспечить проезд. Я участвую в грантах от правительства и агентства по делам молодёжи. В прошлом году на патриотические и поисковые мероприятия мы получили порядка 900 тыс.рублей.

- Самое сильное впечатление во время экспедиций?

- Когда молодые люди в первый раз видят открытые захоронения, а потом участвуют в подъёме останков, это для них очень сильные эмоции. И когда с воинскими почестями перезахораниваются останки солдат, павших при защите Отечества, многим это тяжело даётся, появляются слёзы, некоторые падают в обморок. Потом со временем привыкают. Из несовершеннолетних поисковиков вырастают подготовленные кадры.

- Какая-то подготовка поисковику нужна?

- Конечно. Поскольку мы входим в региональное отделение «Поисковые отряды России», то участвуем в международных фронтах: в 2014 году «Западный Фронт», Зайцева гора Калужская область; в 2015 году «Волховский Фронт», Синявинские высоты Ленинградская область; в 2016 году «Калининский Фронт», Ржевский район д. Кокошкино. Там для молодёжи проводились курсы молодого поисковика, прошли лекции и потом выдали сертификаты. Да и в Калининградской области также проводим учения.
В прошлом году нас приглашали в Севастополь, Балаклавский район, высота пос. Оборонное, поднимали погибших воинов и матросов, которые защищали город. Деньги на проезд выделил глава Янтарного Алексей Заливатский. Чуть-чуть дал «Ювелирпром», мебельная фабрика, и мы смогли детей вывезти.

- Какие планы на этот год?

- В этом году нас пригласили в Монголию на места боев под Халкин-Голом. Главное доехать до Бурятии, там нас встретят бурятские поисковики, которые полностью обеспечат питанием, проездом. А второй отряд молодёжи отправится в «Заоблачный фронт» в Приэльбрусье, где будет восхождение на Эльбрус, поиски погибших бойцов, которые принимали участие в боевых действиях по ликвидации немецкой группы «Эдельвейс». Там же калининградские ребята пройдут курс молодого бойца.
В Калининградской области в этом году пройдем с поисковыми экспедициями по Балтийскому району, что уже согласовали с Минобороны. В прошлом году на Балтийской косе мы нашли останки бойцов, в этом году будем их поднимать и эксгумировать.
Также у нас пройдёт Всероссийская вахта памяти, организаторы из Москвы посетят регион, с ними проведём поисковую разведку по захоронениям военнопленных. В планах - поисковая разведка в Правдинском и Багратионовском районах, под Зеленоградском в районе леса Лангервальд, где так и не вышел из окружения мой дед.
Также у нас в планах Светловский и Полесский районы. Мы ещё не определились, нет понимания по финансированию. В этом году также подались на гранты правительства и агентства по делам молодёжи. Если нам выделят финансирование, сможем осуществить много мероприятий.

- Где берете данные о местах боёв, расположении госпиталей?

- В открытом доступе на ОБД «Мемориал», в Центральном архиве Министерства обороны России. Иной раз сам туда еду. Также нам присылают по запросу документы из Бундестага (Германия) и Пентагона (США). Или другие поисковики помогают с информацией. Связываемся и с воинскими частями, которые остались под номерами войск или частей, принимавших участие в Великой Отечественной войне, там кое-какие документы сохранились в архивах.

- Были ли подрывы во время поисковых работ?

- Нет. Подростков на раскопки не допускаем, а сами очень аккуратно к этому относимся.

- Самая значимая находка?

- Установление имени погибших, останки которых обнаружены. Обычно по награде или медальону. К сожалению, в конце 1942 года их убрали, ввели книжку красноармейца. Но за столь долгое время в земле книжки истлевают. Иногда находим именные подписанные вещи: ложки, кружки, нательные вещи. Самое главное - восстановить из небытия имя солдата.

- Сотрудничают ли поисковые отряды с застройщиками. Они вас вызывают в случае обнаружения останков солдат?

- В регионе разработан методический материал, но застройщики зачастую скрывают от нас свои находки. Например, в 2015 году мне позвонил рабочий из другого региона и сказал, что во время работ в посёлке Песчаном при прокладке газовой трубы были обнаружены конечности солдат. Но руководство приказало рабочим молчать, останки ковшом экскаватора перенесли через дорогу и закопали. Человек два года молчал, но потом проснулась совесть. Мы туда приехали, долго не могли найти останки, но всё-таки обнаружили, перезахоронили. Заявили в прокуратуру. Закон есть, наказание прописано, но оно не применяется.
В 2018 году в посёлке Чкаловск на военном аэродроме при земляных работах застройщиком АО «Главное управление обустройства войск» было обнаружено большое воинское захоронение. Мы эксгумировали 162 бойца Советской Армии. Однако застройщик поисковиков оттуда убрал. Куда мы только не обращались – к командующему Балтфлотом Александру Носатому, к заместителю полпреда Роману Балашову, в прокуратуру. Тех солдат, которых мы подняли, нам удалось захоронить. Но там ещё остались останки.

- А понимание со стороны администрации районов есть?

- В прошлом году к нам обратился Следственный комитет Краснознаменского района. В посёлке Железнодорожный были обнаружены останки солдат. Полиция выезжала на место, зафиксировала факт. Но когда поисковики начали согласовывать время выемки останков из земли, краснознаменская администрация заявила, что это не их земли, а частная территория агрохолдинга «ДолговГрупп». В агрохолдинге на наш запрос вообще не ответили, мы написали в прокуратуру. Оттуда пришел ответ: земля ничья, находится на размежевании. Мы повторно обратились в администрацию Краснознаменского района с просьбой разрешить работы по эксгумации. Но там потребовали предъявить кучу документов, доказывающих наличие в этом месте воинского захоронения. То есть фотографии полиции для чиновников не аргумент! До сих пор останки тех красноармейцев лежат в земле. Вот такое отношение представителей власти. И это в канун 75-летия Победы!
Считаю, таких чиновников нужно лишать своих постов. Они не патриоты и наша история для них пустой звук.

- Согласна. Спасибо!


Просмотров:1831

Комментарии