Митта: Главная свобода – возможность выразить себя

irina 24.10.2021 13:16
Митта: Главная свобода – возможность выразить себя Режиссер, продюсер, кинодокументалист, художник Евгений Митта был одним из почётных гостей фестиваля «Территория кино» в Калининграде. О том, все ли способы самовыражения хороши и как воспитывать умных и креативных детей – в разговоре корреспондента «FreeKaliningrad.ru» c известным кинорежиссером.

- Евгений Александрович, на фестивале «Территория кино» был представлен ваш фильм «Пепперштейн. Сюрреалити-шоу». Почему его стоило посмотреть?

- Всегда интересно соприкасаться с опытом, который не знаешь. Не обязательно строители должны смотреть фильмы о строителях, учителя – об учителях. Занимательно посмотреть на жизнь современного художника. В фильме есть часть семейной истории Пепперштейна, что позволяет понять, как он сформировался как личность, основные мотивы и темы его творчества. Ведь Пепперштейн не только рисует картины, но и пишет романы, прозу, делает по рисункам одежду, даже читает рэп - это очень разносторонний и разноплановый человек. В нём очень концентрированно проявляются важные составляющие нашего времени, которые, может быть, размыто существуют по отдельности и собраны в одном персонаже. Вполне возможно, что у зрителей на эти темы не было никаких особенных мыслей и специальных интересов, но столкнувшись с такой историей какие-то вещи можно почувствовать острее, сделать определенные выводы.
Кроме того, примерно 30 % фильма занимает анимация по картинам и сюжетам Пепперштейна. Для современного зрителя достаточно любопытный подход. Анимация сегодня воспринимается как более визуально чёткий и доступный язык, что привлекает современную аудиторию, особенно молодежь.

- В 2015 году вы выпустили фильм «Выступление и наказание» – историю группы Pussy Riot, а в 2017 году проект «2012», в которой исследуете феномен российских протестов 2011–2012 гг. Почему обратились к этим темам?

- Фильм «Выступление и наказание» был посвящен проблеме такого радикального жанра как акционизм, где художники используют вместо холста и красок реальное положение жизни. Зачастую эти вещи бывают провокативными, вызывают конфликты, как в случае с Pussy Riot, когда было судебное разбирательство, завершившееся их заключением в колонию. Для документального кино это очень интересный и острый конфликтный материал, о котором хочется думать и говорить. Мы знаем из истории русской культуры, очень многие явления вызывали острые конфликты, в том числе уголовные преследования. Мы помним Чернышевского, Достоевского, Солженицына…

- Я бы не стала сравнивать Солженицына и Достоевского с Pussy Riot.

- Да, конечно, там была серьезная литература. Вы знаете, я был в Америке, ездил со своим фильмом. В американских университетах есть курсы славистики о русской литературе. На них как единое целое рассматриваются Пушкин и Pussy Riot. Я не шучу и не преувеличиваю. Феминистский дискурс, в котором и работают Pussy Riot, во всём мире очень важен. Они в своих произведениях соединяли медиа-арт, акционизм, феминизм. А ведь это территория достаточно насыщенная, что-то новое и интересное сделать мало кому удается, а Pussy Riot удалось. Конечно, все рассматривается в комплексе - их работа, преследование и резонанс, который возник после этого.

- Считаете, что лесбийская любовь это и есть феминизм?

- У Pussy Riot в произведениях, о которых шла речь, про лесбийскую любовь не было ничего. Да, там был вопрос про права сексуальных меньшинств, это одна из их повесток.

- Сейчас обнаженка, воспевание лесбийской любви и гомосексуализма называют перфомансом. Как вы к этому относитесь?

- Есть разные художники, разные виды искусства. Кому-то интересно высказываться на тему однополой любви, кому-то на тему защиты прав этих людей. Я считаю, что все должны иметь возможность выразить свои идеи. И я против того, чтобы это просто запрещалось. Такой подход - нарушение таких базовых прав людей, как выборы религии, свобода слово. Мы же все считаем, что свобода слова - это незыблемая ценность. Выбор своей сексуальной ориентации - это тоже право человека, которое нельзя у него отнимать. Можно написать критические статьи, что не нравится этот фильм потому, что он плохо сделан, или я не люблю то-то и то-то. Главное - чтобы все имели право высказаться, чтобы при помощи карательных методов никому рот не затыкали.

- Вы видите увеличение интереса к своим проектам с приходом коронавируса? Вообще, он как-то повлиял на людей, заставил их по-другому посмотреть на жизнь?

- С появлением коронавируса многое изменилось. Долгое время мы не могли выяснить природу вируса, до сих пор многое непонятно. Был период паники, очень тяжело это проходило во многих странах. И сейчас все развивается достаточно драматично, что отражается на всех видах человеческой коммуникации. Многие процессы были прерваны. Это касалось музеев, галерей, театров, кинотеатров - всего механизма современной культуры, которая направлена именно на взаимодействие со зрителем, с аудиторией. Как человечеству выживать в этих обстоятельствах?
Человечеству следует обратить внимание на все современные манипуляции с вирусами, которые могут выйти из-под контроля. Ведь по коронавирусу предполагается, что он продукт Китая, где в большом медицинском центре проводились исследования, кто-то заболел, произошла утечка и началась пандемия. Коронавирус – весомый сигнал, что исследования должны вестись с серьезными мерами безопасности. Многие учёные считают, что ещё одна такая пандемия станет концом для человечества.

- У вас нет в планах снять фильм на эту тему? Судя по предыдущим проектам, вы предпочитаете быть в гуще событий.

- То, что я делаю, это больше всего вещи с точки зрения культуры. У каждого режиссёра своя оптика. Мне кажется, что сейчас довольно много делается на эту тему, это болезненный общечеловеческий вопрос.

- На пресс-конференции, данной перед открытием «Территории кино», говорилось о том, что государство перестало активно поддерживать короткометражные, документальные, научно-просветительские фильмы. Вы с этим согласны?

- На самом деле государство дает деньги на кино, может, не в таких больших объемах, как хотелось бы. Нужно просто получить одобрение минкульта.

- То есть и сейчас цензура многое отсеивает?

- Чтобы фильм можно было показывать в кинотеатрах, необходимо получить прокатное удостоверение. В минкульте ты не только показываешь фильм, ты ещё даешь монтажные листы со всеми диалогами и описанием всего, что происходит в фильме. При этом какие-то темы не доходят до зрителя. Например, фильм Пола Верховена «Искушение», который участвовал в главном конкурсе каннского фестиваля, о любви двух монахинь в монастыре. Одна из них была настоятельница монастыря, другая – послушница. Сценарий создан на основании судебного протокола исторической хроники. Именно Верховен снял фильм «Основной инстинкт» с Шерон Стоун. Так вот «Искушение» после каннского фестиваля был куплен российской компанией для показа, они рискнули. Но прокатное удостоверение им не дали. Сказали, что такое кино нашему зрителю не нужно. Отнеслись к зрителям как к малым детям.

- Как вы относитесь к любительским фильмам блогеров? Их можно воспринимать, как искусство?

- Я редко смотрю короткометражки. Сегодня гениальная ситуация, вы можете снять кино сами, используя телефон, и выложить в интернет. А потом заявиться на фестиваль. Знаю, что в Калининграде как раз проходит фестиваль короткого кино «Короче». Если ролик понравился жюри, его покажут на экранах.

- Ваш отец, известный режиссер Александр Митта, в одном из интервью посетовал, что мало внимания уделял детям. А вы много проводите времени с Сашей и Евой? Чем увлекаются ваши дети?

- Возможно, у нас и были какие-то упущения. Хотя мы много с детьми общались, вместе путешествовали, были совместные подходы в музеи, в кино.

- Ваши дети пошли по вашим стопам?

- Не сказал бы. Ева хорошо рисует, но относится к этому спокойно, не уверен, что она выберет художество как свою профессию. Ева сказала, что хочет заниматься модой, что это конкретно - пока не знаем.
Сын увлечён музыкой, хорошо играет на фортепьяно и учится на звукорежиссёра в колледже на кинематографическом. Вполне возможно, что будет работать на территории кино.

- У вас есть рецепт, как привить детям любовь к искусству, оторвать их от гаджетов?

- Боюсь, что от гаджетов оторвать их уже не получится. Хотя, вы знаете, многие люди в Силиконовой долине, кстати, и Стив Джобс, своих детей жёстко ограничивают в использовании гаджетов, до определённого возраста. Без компьютеров, без смартфонов, без планшетов лет до 14-15. Взрослые понимают, что очень сложно транслировать развивающему растущему человеку какие-то базовые фундаментальные ценности, связанные с искусством, с образованием, с литературой, культурой, наукой, если его мозг занят другим. Чтобы не засорять мозг и оставить возможность для нормального обучения и запрещают гаджеты. Думаю, что люди постепенно начнут вырабатывать такую культуру воспитания, это расширит кругозор наших детей.

- Спасибо!



Просмотров:1723

Комментарии