На завод «Янтарь» – пешком

irina 29.11.2019 09:58
На завод «Янтарь»  – пешком  «Калининград без границ» продолжает публикацию воспоминаний жителей Калининградской области о том, как восстанавливался край после войны, как проводили досуг наши бабушки и дедушки, как постепенно менялся облик городов и сел Янтарного края.

Приглашаем всех пожилых людей поделиться моментами своей жизни в Кёнигсберге-Калининграде и области в советский период. Наличие фотографий желательно. Связаться с корреспондентом «Калининград без границ» можно по тел. 8 952 792 5339. Эл.адрес: irina@freekaliningrad.ru

Калининградка Ольга Николаевна Голубинская родилась 7 января 1925 года в г.Ульяновск. Сразу после окончания Николаевского кораблестроительного института девушка получила распределение на предприятие «Завод почтовый ящик 29», в дальнейшем он стал называться «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь». Работала на заводе в конструкторском бюро, затем технологом в цехе №3. Вспоминает так:

«В 1950-м году кораблестроительный институт г.Николаев 15 своих выпускников направил на работу на судостроительный завод № 820 в Калининград. А вот железнодорожный билет до места назначения был до станции Кёнигсберг. Нас приняли на заводе доброжелательно, дали время осмотреть завод. Он сразу понравился – просторный, светлый, все чётко, логично. Многолюдный коллектив, в основном, молодой. Главный инженер Шапошников после беседы с нами направил нас по цехам и отделам, а там сразу включили в планы, графики, задания, комсомол, общественную работу, спортивные мероприятия.
Поселили нас в Зелёный дом на улице Маяковского (сейчас Ленинский проспект), в общежитие молодых специалистов завода. Здесь жили выпускники институтов и техникумов из Москвы, Киева, Херсона, Ленинграда, Брянска, Мариуполя, Архангельска и других городов Союза.
Размещались и дружили, держались друг друга, в основном, по принципу землячества, и эту дружбу сохранили до конца дней. Утром дом гудел, хлопали двери, все торопились и пешком бегом мчались на работу через железнодорожные пути (мост на Суворова был разобран), карабкались на насыпи бегом по Суворовской, по деревянному мосту через болотистую низину от шлюза до Транспортного тупика, и также вечером возвращались обратно.
Вечером Зелёный дом пел, танцевал под гитару. По утрам и вечерам нас поили парным молоком, которым угощали херсонских, николаевских и мариупольских (под зарплату) Антоновна - мама Васи из Херсона, мастера цеха №15. Они тоже жили в Зелёном доме, их корова ночевала в высокой развалине соседнего дома, а утром шла гулять по прекрасным газонам и клубам Кёнигсберга».

КЁНИГСБЕРГ

«А вокруг был страшный, обгоревший, разбитый город. Прекрасные здания разрушены, свистит ветер, скрипят на ветру оторванные ставни. Все эти страшные развалины прикрывала буйная цветущая растительность – каштан, боярышник, рододендрон, белая акация. Утром на улицах полное безлюдье, тишина, всё как будто замерло, утопая в цветущей сирени и жасмине. Это был какой-то нереальный мир, мы бродили по городу, попадая то в жуткий мир войны, то в мир прекрасного.
Побродив по Кёнигсбергу, мы ходили на танцы и концерты в Дом офицеров. Ходить предпочитали большими группами, человек по 10-15, возвращались в Зелёный дом поздно, ещё и громко пели.
В 1955-м и 1956-м годах стоявшие вдоль дорог разбитые дома стали рушиться, поэтому дорогу и тротуар отгородили забором. А потом здания начали ломать, разбирать, одновременно открывая засыпанные склады боеприпасов, которые затем вывозили по нескольку дней. А мы в это время заклеивали окна крест-накрест бумажными полосками, чтобы не вылетели, если вдруг боеприпасы взорвутся. Когда расчистили территорию, то оставшиеся не разбомбленными жилые дама торчали, как скалы в безбрежном море развалин.
Строительство новых домов в Калининграде началось где-то в конце 60-х начале 70-х годов. В других странах – Эстонии, Латвии, Литве, Польши уже давно не осталось следов войны. Только мы, калининградцы, ещё жили на войне, но верили, что город будет восстановлен и саду цвесть.
Строили корабли, дома, трамвайные пути, троллейбусные линии и шли к светлому будущему. Потом вдруг оказалось, что светлое будущее с другой стороны, поэтому разобрали трамвайные линии и срезали троллейбусный столбы. Но это уже совсем другая история…»

ЗАВОД

«В 1945-м 46-м годах на завод приходят работать переселенцы. В городе ещё есть мирные немцы, город не остыл после жарких боёв, везде встречаются взрывоопасные штуки, в Литве орудуют банды.
В основе коллектива завода было фронтовое поколение, бывшие фронтовики. Производственное здание монажно-сдаточного цеха №3 было построено на месте немецкого барака. Первоначально здание было спроектировано и построено с одноэтажным служебным крылом, позднее над служебным крылом настроили второй этаж, где разместили службы с «красным уголком». Первый этаж переоборудовали под благоустроенную раздевалку, умывальник, душевые, в производственном корпусе расширилась рабочая площадь. Инструментальную кладовую расширили и благоустроили. Стройкой руководил механик цеха Узваров, который был не только хорошим руководителем, но и хорошим хозяйственником и неравнодушным к потребностям рабочих человеком. Он старался предусмотреть все вопросы, которые могут возникнуть при эксплуатации здания.
На прилегающей территории создавал скверы, клумбы. Поначалу на эту идею смотрели с недоверием, так как грунт для посадки представлял собой смесь из небольшой доли земли, втоптанных в нее отходов производства (в основном, металл), белого сыпучего песка. Однако кто занимался разбивкой клумб, верили, что будет всё расти. После работы ездили за землёй в лес, за молодыми деревцами и кустарниками, из своих садов приносили цветы.
И даже где-то в траншее нашли полузасохшее деревце с отрубленными корнями. Подобрали, принесли в цех и посадили. Взяли над ним шефство. Деревце пользовалось всеобщим вниманием, утром и вечером его осматривали, давали советы по выхаживанию. Зато радостном стало событие, когда появились первые признаки, что деревце прижилось и пошло в рост. В одну прекрасную весну перед цехом №3 все увидели великолепные ярко-розовые цветы - полузасохшее деревце оказалось декоративной яблоней и завело пышным цветом».

ПРАЗДНИЧНЫЕ ДЕМОНСТРАЦИИ

«Сейчас бытует мнение, что в советские времена на демонстрации ходить заставляли, но не на заводе «Янтарь»! Завод № 820, почтовый ящик 29, большие советские праздники - 1 мая и 7 ноября - отмечал широко и торжественно. По цехам проводились торжественные собрания, в Доме культуры завода общезаводское собрание с поздравлениями, награждениями, концертом своими силами или заезжих звёзд, танцами.
К демонстрации готовились заранее - изготавливали украшения, колонны, ленты, плакаты, детям надувные шары и маленькие флажки. Транспорт и портреты вождей были закреплены за цехами. Место сбора заводской колонны было у Зелёного дома. Группировались по цехам, отделам. Главными лицами были гармонисты, которые подзадоваривали народ на песни и пляски. Было шумно, весело, много красных знамён, лент, цветных шариков. Больше всех довольны были дети: папы, мамы парадные, весёлые, не такие, как с работы, уставшие. Шли в колонне вперёд, с песнями и плясками на промежуточных остановках. Вот заводская колонна торжественно проходит по площади мимо трибун с местными вождями, на их поздравления и приветствия заводчане отвечает «Ура!», громче всех кричат наши дети.
Официальная часть праздника окончена, но праздник продолжается. Кто идёт домой, кто гуляет по городу, кто - на стадион. Там всегда собирались любители футбола, волейболисты, шли традиционные сражения. Заводчане с детьми шли в зоопарк - любимое место отдыха. Кто из детей уже не могли праздновать, родители отводили их на место сбора заводской колонны, обычно на ул. Генделя или пустырь около драмтеатра.
И там за ними присматривали друзья. Затем грузили портреты вождей, транспаранты, друзей, детей на машины и ехали развозить заводчан по местам проживания - Зелёный дом, Батальная, Кольцевая, Березовая, в посёлки. Там все разгружались и ходили друг другу в гости. Праздник продолжался 2 мая или 8 ноября. Затем на работу, и ещё несколько дней заводчане делились праздничными впечатлениями. После праздников – опять берут обязательства, соревнуются, добиваются высоких показателей в труде, в учёбе, всё могут, везде успевают».

ПОДГОТОВКА КАДРОВ

«С первых дней создания судостроительного завода в Калининграде одним из главных был вопрос профессиональной квалификации кадров. Помимо командировочных специалистов стали направлять на завод инженеров различных специальностей со всех вузов страны. За период с 1946-го по 1958-й г. на завод прибыли молодые инженеры и техники из 14 вузов и 13 техникумов: Архангельска, Ташкента, Николаева, Таллина, Ленинграда, Махачкалы, Херсона, Киева, Ростова-на-Дону, Москвы.
На заводе работали молодые демобилизованные, те, кто из 9-10 классов ушел на фронт, и нужно было сейчас продолжать учёбу, получать специальность.
В 1952-м году на заводе был организован вечерний судостроительный техникум, при нем - школа мастеров, где опытные рабочие могли передать свои навыки в цехах. В восьмидесятые годы был задуман и начал строиться на ул. Суворова учебный городок на 950 студентов. Здесь предполагались учебные классы, мастерские, общежития, спортивные сооружения. Но в перестройку почти готовый городок был распродан за короткий срок».

КИТАЙЦЫ

«С осени 54-го года на завод стали приезжать группы китайских специалистов с верфи Ху-Дан. Ещё до приезда на заводе были решены вопросы их быта, питания. Отдел подготовки кадров подобрал для китайцев учителя русского языка. При первой встрече китайцы не понимали по-русски ни слова, но через 4-5 месяцев они так смогли овладеть русским языком, что писали конспекты со слов во время занятий. При мне между собой переговаривались по-русски, а их почерку мог позавидовать любой русский.
В достроечно-сдаточном цехе №9, он тогда ещё располагался в немецком деревянном бараке, стажировались Гу Дэ Фу и Чэнь Хан. Они были доброжелательные, улыбались, но в тех вопросах, которые хотели узнать, были так настойчивы, что все ответы требовали абсолютно точными, подтвержденными документами, а «наверно» или «может быть» их не устраивали Китайской работоспособности, въедливости, чёткости можно только позавидовать.
В новогодние дни 1956 г. встретили Дэ и Чэнь у Зелёного дома, где мы жили тогда, и пригласили их посмотреть нашу ёлку. Ёлка была свежая, пахучая, ярко -зелёная с шишечками. Цех сам ездил в лес и рубил ёлки для своих сотрудников. На ёлке были игрушки, конфеты, а под ёлкой мешок с подарками от Деда Мороза. От русского Деда Мороза вручили подарки китайцам - пакеты с конфетами, орехами, шоколадками. На следующий день один из этой группы принёс фото и сказал: «Тёплый прием и тёплые шапки - и зимой не холодно!».

САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЗАВОДА

«В 80-е годы вокально -танцевальный ансамбль ДК «Янтарь» «Родник», руководимый Татьяной Васильевой, был одним из лучших самодеятельных коллективов в Калининградской области. Участниками ансамбля были, в основном, заводчане, члены их семей.
Большая заслуга администрации завода и профкома в том, что они уделяли большое внимание культурно-массовому отдыху заводчан. Уже в первые годы становления завода, в 1949-й и 1950-й, корпус 17 - бывшая немецкая фабрика – кухня - был восстановлен и переоборудован под клуб, где были кинозал, небольшой спортзал и зал для танцев. Работал драмкружок, школа бальных танцев, имевшая большую популярность у заводской молодёжи. Молодые заводские дамы и кавалеры в телогрейках и кирзовых ботиках после работы шли в школу разучивать изящные мазурку и вальс Бостон.
В 1954-м году был построен клуб завода на улице Киевской. Позже здание клуба перестраивали, расширили, сделали более комфортабельным. Все работы от расчистки развалов под стройку до проектирования и строительства, перестройка велись силами цехов, отдельных участков.
Все звезды того времени, бывшие в Калининграде, обязательно выступали и в заводском ДК – Гурченко, Пьеха, Тарапунька и Штепсель, Махмуд Эсамбаев и другие. В ДК постоянно проводились концерты, работала детская самодеятельность, читались лекции, проводились торжественные собрания завода, вечера танцев, семейные вечера цехов».




Просмотров:1159

Комментарии