Андреев: Памятники не являются пропагандой коммунизма

irina 10.08.2017 18:54
Андреев: Памятники не являются пропагандой коммунизма В освобождении Польши погибло 600 тысяч советских солдат, более половины всех погибших тогда в Европе. Памятники советским солдатам являются символом благодарности, а не пропагандой коммунизма. Такую точку зрения высказал посол Российской Федерации в Польше Сергей Андреев в интервью польской газете «Республика». Интервью опубликовано на сайте Польского культурного центра в Калининграде.

Корр.: Господин посол, вы уже собираете чемоданы?
Сергей Андреев (С.А.): Откуда этот вопрос?

Корр.: - Влиятельный российский политолог Игорь Шишкин считает, что если президент Анджей Дуда подписал закон, разрешающий на ликвидацию памятников Красной Армии, значит дипломатические отношения России с Польшей должны быть приостановлены.
С.А.: - Не комментирую высказывания частных лиц. Решение о том, должен ли остаться Посол или нет принадлежит президенту Российской Федерации.

Корр.: - Когда можно ожидать реакции России на этот закон?
С.А.: - Когда решение будет принято, оно будет объявлено.

Корр.: - Нет каких-либо временных рамок? Они нужны, чтобы было хоть немного предсказуемости в наших отношениях...
С.А.: - Решение будет принято в нужное время – ни раньше, ни позже.

Корр.: - А может, здесь есть место для компромисса? Например, передача памятников в какие-то согласованные обеими сторонами место или таблицы, объясняющие обстоятельства событий, в честь которых поставлено памятники?
С.А.: - С польской стороны никто нам никаких компромиссов не предлагал. А ведь компромисс очевиден: поправки в закон о декоммунизации не содержат непосредственного отношения к памятникам советских солдат, только говорят в целом о запрете пропаганды тоталитарного строя. Просто следует признать, что эти памятники не являются пропагандой коммунизма, только выражением благодарности солдатам, которые погибли, и благодаря которым Польша еще существует.

Корр.: - Без них Польши, сегодня не было бы?
С.А.: - Конечно. В освобождении Польши в ее нынешних границах погибло 600 тыс. советских солдат, 55 процентов всех людских потерь Красной Армии в Европе за пределами СССР с 1945 года. В Польше погибло тогда больше наших солдат, чем в Германии и во всех остальных европейских странах вместе взятых.

Корр.: - В российских средствах массовой информации Польша изображается в очень плохом свете. Не боитесь, что даже если политические отношения когда-нибудь наладится, то очень трудно будет восстановить связи между нашими обществами?
С.А.: - Скажем для ясности, что в польских СМИ о России пишут и говорят гораздо больше и хуже, чем в российских СМИ о Польше. Вопрос памятников, конечно, будет тяжелым испытанием для отношений между нашими народами. Если сотни памятников в течение года будут снесены при положительным или равнодушном отношении местных властей и населения – это будет принято в российским обществе совершенно не как „борьба с коммунистической пропагандой", но как жестокое оскорбление памяти наших предков, как проявление реального отношения, какое существует в Польше к России и русскому народу. И это, вероятно, будет иметь гораздо более глубокие последствия, чем те или другие практические меры, которые могут быть применены в ответ на польский закон.

Корр.: - О скольких памятниках идет речь?
С.А.: - В 1997 году Совет Защиты Памятников под руководством Андрея Перевозчика и наше посольство составили список всех памятников вне захоронений. Их было 561. Теперь Адам Сивек, начальник Бюро в ИПН сообщает, что их осталось 230.

Корр.: - Что случилось с остальными?
С.А.: - Это хороший вопрос. Когда в 2014 году коллеги с польского МИД рассказали нам, что в Польше уже только 290 памятников в честь Красной Армии, мы спросили, что с ними произошло, если 17 лет назад их было в два раза больше, а соглашение с 1994 года обязывает информировать о любых изменениях. Но мы не получили никакого ответа. А потом возникла теория памятников „символических", согласно которой якобы уже не нужно ничего объяснять, потому что на такие памятники договоренность, якобы, не распространяется.

Корр.: - А сколько польских памятников в России включает в себя договоренность с 1994 года?
С.А.: - Согласованного списка до сих пор нет. По нашим оценкам, таких объектов (самых мемориалов, памятников, мемориальных досок) может быть более 200.

Корр.: - Кому они посвящены?
С.А.: - Мы все слышали о памятниках в Катыни, Медном. Но ведь поляки жили во всех частях Российской Империи и Советского Союза, многие из них оставили значительный след в российской политике, экономике, науке, культуре, государственной и военной службе. Вот, например, интересный факт: в 1915 году Варшавский Университет был эвакуирован в Ростов-на-Дону. Его профессора, преподаватели, студенты стояли у основ современного Южного Федерального Университета в Ростове. Там находится посвященная этому таблица.

Корр.: - И теперь, если Польша расторгает соглашение с 1994 года, что с этой доской будет?
С.А.: - Польша не отказалась от этого договора, хотя между нами существуют принципиальные разногласия относительно его интерпретации. Россия также не высказалась по поводу расторжения договора.

Корр.: - Дональд Трамп пообещал удержать американские войска в Польше, в ближайшее время начнет работать база ракетного щита ПРО в Редзиково. Как на это ответит Россия? Разместит ли ядерные ракеты Искандер в Калининградской области?
С.А.: - Не существует угрозы со стороны России, которую мотивировало бы размещение войск НАТО, в том числе американских. И, несмотря на это, напряжение растет. Российская сторона применит такие меры, которые необходимы и достаточны для обеспечения нашей безопасности, в том числе Калининградской области.

Корр.: - Если нет угрозы, то зачем Россия в ближайшее время проведет у границ Польши военные учения „Запад" с небывалым до сих пор количеством солдат? Говорят, что часть российских солдат постоянно останется в Беларуси...
С.А.: - Этого я не знаю. А сами учения являются чем-то нормальным, необходимым для поддержания нашей боевой готовности.

Корр.: - Владимир Путин последний раз был в Польше восемь лет назад, принимал участие 1 сентября 2009 года в мероприятиях, посвященных 70-й годовщине начала второй мировой войны на Вестерплатте. Каковы перспективы возобновления политических контактов между нашими странами?
С.А.: - Сегодня политические контакты между Польшей и Россией заморожены, мы не имеем никаких встреч на уровне министров, парламентариев. Польша приняла такое решение весной 2014 года после присоединения Крыма к России и ужесточения кризиса в Донбассе. Не работают межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, форум регионов, на уровне председателей Сената и Совета Федерации, общественный форум и другие форматы.

Корр.: - Каковы условия для возобновления политических контактов?
С.А.: - Это польская сторона ставит условия. Мы не ставим никаких, пока. Но что будет в будущем, не знаю.

Корр.: - Такое состояние отношений с Польшей затрудняет контакты России с Европейским Союзом?
С.А.: - Мне трудно говорить об отношениях России со всей ЕС, это не моя компетенция.

Корр.: - Местное приграничное передвижение с Калининградской областью было заморожено в июле 2016 года. Каковы перспективы его восстановления?
С.А.: - С нашей стороны нет препятствий для его возобновления. Это вопрос к польской стороне.

Корр.: - Несмотря на санкции, наложенные на Россию США, Nord Stream-2 будет построен?
С.А.: - Если Германия и другие страны Западной Европы, которые являются получателями российского газа, будут заинтересованы большими закупками сырья по выгодной цене, гарантиями стабильности поставок, то Норд Стрим-2 будет построен. Пока у меня сложилось впечатление, что они заинтересованы. Мы не знаем, смогут ли США убедить эти страны, что они должны покупать более дорогой американский сжиженный газ и отказаться от поставок более дешевого российского газа. Мы считаем, что в этих вопросах нужно руководствоваться рациональным подходом, экономическим. Это польская сторона всегда приводит доводы, которые не имеют ничего общего со счетом в экономическом плане. Вопрос в том, будет ли основным фактором свободная конкуренция или политическое давление со стороны главного союзника.

Корр.: - Как выглядят экономические отношения и культурные связи между нашими странами?
С.А.: - В этом году ситуация несколько лучше, чем в прошлом. Начал расти товарооборот благодаря улучшению конъюнктуры. В культурном обмене плохо, потому что в нынешней политической ситуации ощущается отсутствие поддержки со стороны государства. По-прежнему проводится фестиваль „Висла" в Москве и „Спутник" здесь, но не более того.

Корр.: - Польша - это для Кремля часть „ближнего зарубежья"?
С.А.: - Мы соседи.

Корр.: - Речь идет о термине, определяющим границы зоны влияния, какие хотела бы иметь Москва...
С.А.: - В нашем официальном лексиконе этого термина нет. По-моему, его используют политологи.

Корр.: - Россия раз и навсегда согласилась с тем, что Польша является частью Запада?
С.А.: - Что вы имеете в виду? Признаем ли мы, что Польша принадлежит к НАТО и ЕС? Конечно. Мы реалисты, мы не культивируем альтернативную, виртуальную реальность.

Корр.: - А Украина-это Запад?
С.А.: (смеется) - Украина лежит на юго-западе от России.

Корр.: - Но Россия по-другому отреагировала бы на принятие Украины в НАТО, чем отреагировала на приятие Польши...
С.А.: - Насколько я знаю, пока нет речи о членстве Украины.

Корр.: - Президент Порошенко очень этого хочет.
С.А.: - Хотеть не вредно.







Просмотров:146

Комментарии